Dreamcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dreamcross » внутрифандомные эпизоды » loyalty issues


loyalty issues

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


LOYALTY ISSUES

http://sg.uploads.ru/t/BKCXT.gif http://s9.uploads.ru/t/GUsmP.gif

участники:
Т`Чалла и Наталья Романова

время и место:
Ваканда, после событий "Черной пантеры"

сюжет:
Верность - штука сложная, особенно для шпионки с большим стажем. Некоторые это понимают, а некоторые не могут до конца принять тот факт, что шпионы не выбирают стороны. Наташа помогла в какой-то степени каждой из сторон конфликта, в итоге оставаясь верной только самой себе. Но для Т`Чаллы подобное отношение было в новинку и ему захотелось разобраться в  этом вопросе, раз уж мисс Романова гостит в его родных краях.

+1

2

http://78.media.tumblr.com/140cb94896823304161a100349ac6930/tumblr_p4fbdkZaPu1spfcxeo1_400.gif http://78.media.tumblr.com/e020b52baa284af0023f508020ad525c/tumblr_p4fbdkZaPu1spfcxeo3_400.gif
лезть выше других в надежде что там, наверху, светлей,
карается неизбежно лишь истиной.

Нет ничего более не_приятного, чем оказаться не в тот момент и не в том месте. И ладно бы все закончилось банальными неприятностями мелкими, которые разрешить возможно на раз_два, но реальность сыграла ужасную шутку со мной и с моим отцом, и все это завершилось смертью. Смертью моего отца и моей озлобленностью, обидой, не_способностью трезво мыслить достаточно долгий промежуток времени. Как вам такие «неприятности», а? Наверняка бы ни за что и ни при каких обстоятельствах не захотели оказаться в моей шкуре? На самом деле, я и сам бы никому не пожелал такого пережить, но все же на протяжении некоторого времени я действительно был ослеплен яростью_горем отравлен, а потому ничего не соображал, никого не слышал и в принципе не хотел ничего, кроме как пролить кровь во имя отмщения. Ей богу, после того, как Т'Чакка умер на моих руках, оставив меня одного: неподготовленного, юного, сломленного мальчишку-наследника со всей этой безумной ответственностью за семью, страну, народ, я только и жаждал ощутить на своих руках живительную влагу, пульсирующую, густую, окрашивающую мои ладони и лицо в багряные тона. На тот момент мне казалось, что от этого станет легче, душа прекратит метаться в безумной истерике, сердце поймает, наконец, привычный ритм сердцебиения. И все станет как прежде. Но не стало. Не стало ни тогда, ни сейчас. Ничего бы не изменилось, пусти я чью-либо кровь, будучи сломленным, ожесточенным, озверевшим, если уж точнее быть. Временами мне до сих пор кажется, что во мне живет эта слепая ярость, и я до сих пор одержим самыми темными мыслями/желаниями, и эти ощущения накрывают меня с головой/сбивают с ног, оглушают, лишают способности оценивать обстановку и решать, как правильно [действительно правильно] поступить в той или иной ситуации. Даже не смотря на то, что конфликт так или иначе был исчерпан, я вернулся домой, в место, где меня любят, ждут, где в меня верят — и это придает сил и окутывает каким-то особенным спокойствием, теплотой, что ли, — у меня так и не вышло обрести покой всецело.
В любой другой ситуации, конечно, я бы предпринял все, что угодно, лишь бы придти в себя, но на данный момент у меня все же имелись веские, я бы даже сказал, весьма веские причины, чтобы пребывать в едва ли не_вечном беспокойстве. Мало того, что нам с отцом «посчастливилось» оказаться не там и не с теми, что привело к невосполнимой потере для вакандцев, так я еще и оказался втянутым в конфликт. В конфликт, к которому, по сути, не имел никакого отношения. Все завертелось_закрутилось как-то само собой, и вот мне в конечном итоге приходится делать выбор в сторону людей, некоторых из которых — пожалуй, уточнения тут излишни будут, а пальцем показывать так вообще жутко не_воспитанно, — я как раз и жаждал убить/уничтожить/стереть в порошок_с лица земли. Вот только выбрал я все же меньшую из зол, как мне казалось. Даже нет, не так. Я был уверен в правильности своего выбора и до сих пор ни о чем не жалел и сожалеть не собирался. Приняв сторону капитана Америки, хотя, правильней все же будет называть его Стивеном Роджерсом, я принял [в очередной раз] на себя огонь и немалый груз ответственности. В конце концов, на моей земле теперь находился человек, с которым я прошел путь от ненависти... пусть не до любви, конечно, но до принятия и понимания его мотивов. Более того, мне хотелось помочь этому человеку, оказавшемуся в западне; мне хотелось, чтобы сержант Барнс вновь обрел себя, избавился от остатков дурного/чужеродного/ядовитого влияния. Ко всему прочему, таким образом я лишь показать мог, что действительно избрал сторону капитана. Я дал убежище ему и его товарищу, и ни о чем не жалел. По крайней мере, конкретно в данный промежуток времени. Потеряв отца, я обрел союзников, опору, возможно, даже новых друзей. Иногда я смотрю на небо и обращаюсь к нему с вопросами, почему же, почему я должен был потерять самое важное, что в моей жизни существовало, чтобы получить взамен тех, кто также займет в моей жизни место не_мало_важное? Но небо молчит. Я мог бы обратиться за вопросами к Зури, но его преданная мне и всей Ваканде душа покинула наш мир.
Я вообще бы очень многое хотел понять. Как, к примеру, жить теперь в этом мире, который оказался вовсе не таким идеальным, каким рисовал его отец, да и отец, если уж на то пошло, тоже оказался с гнильцой. Помните, мне хотелось когда-то там отомстить, почувствовать на своих руках кровь? Я почувствовал ее, я даже ощутил вкус крови Эрика, но облегчения не испытал... Или, допустим, каковы шансы и дальше скрывать так называемых «преступников», дабы это не сказывалось всерьез на Ваканде. Или что движет людьми, когда они изначально выбирают одну сторону, а после — другую? В свете последних событий именно последний вопрос меня волновал больше всего; скажу больше — этот вопрос и вовсе стоял на повестке дня [да еще и который день], никак не выходил из моей головы и не позволял нормально соображать. Нужно быть совсем слепым/глухим, чтобы не знать о том, что Наталья Романова, которая, как мне помнилось, в гражданской войне выбрала вовсе не нашу [забавно, да, что теперь я так выражался?] сторону, наведалась в мою страну. А мне, как королю и хранителю, не знать о таких вещах и вовсе не_простительно было. Собирался ли я предпринимать какие-либо действия для прояснения ситуации? Ну, разумеется. Только у меня и в мыслях не было проводить каких-либо излишне чопорных встреч или ловить ее где-либо, словно та какой-то антилопой была или зеброй, и насильно доставлять во дворец, что, опять-таки, вести беседы высокопарные. Да, я мог бы так поступить, в конце концов, это она тут в гостях, а я — дома, и потому вести себя могу так, как только в голову мне взбредет. Но мне не хотелось накалять и без того не самую спокойную обстановку. Я жаждал понять ее, узнать ее мотивы, разглядеть тьму в ее душе и, быть может, в этой самой тьме найти ответы на свои множественные вопросы, а то и кое-какие схожие моменты/мгновения жизни. Понятное дело, я вовсе не рассчитывал узнать, как мы друг на друга похожи, поскольку это было бы явлением бредовым/сумасшедшим, но кто сказал, что мы людьми полярно_разными оказаться должны были? Впрочем, да, я до сих пор придерживался мнения, что находились мы по разные стороны баррикад, и между нашими взглядами на ситуацию, а то и жизнь в целом существовала если и не пропасть, то все же ущелье. Но это не мешало мне жаждать найти меж нами хоть какие-то точки соприкосновения.
Наверное, поэтому я попросил Окойе выследить местоположение Наташи. Я понимаю, что до этого сам же говорил, мол, ничего подобного делать не стану, но у меня уже ум за разум заходил от многообразия вопросов и раздражения, разрастающегося в грудине, сжимающего беспокойное сердце цепкими_холодными пальцами. В какой-то мере, конкретно здесь Романова считалась предателем, шпионкой и, соответственно, врагом. Разве можно оставаться спокойным? Узнав от генерала координаты ее нахождения, я направляюсь в долину, расположенную неподалеку от дворца. Окойе не обманула — девушка действительно находилась здесь, и что-то мне подсказывало, что наша встреча не будет лишена напряжения // как и наша первая самая встреча, кстати. — Как долго Вы еще собирались делать вид, что вас здесь нет, мисс Романова?

+1

3

Доверие тяжело заслужить, многие перестали в него верить и вовсе. Это нечто иллюзорное, и хрупкое как фарфор. В мире шпионов и тайных агентов доверия почти не существует, там каждый предоставлен себе самому. Ты попросту не имеешь права доверить кому-то свою жизнь, свои секреты или даже местоположение. Наташа жила секретами, она жила в тайнах и в полном одиночестве, притворяясь таким хорошим членом команды и крутым Мстителем. Но в отличии от других она не забывала свое место, она знала что не сможет жить в мире людей. Просто потому что не была приучена к этому с детства.
У неё были свои привязанности, надежды и мечты. Все постепенно разрушалось и превращалось в прах. Но она раз за разом пыталась сохранить хоть что-то, маленькую часть своего беззаботного детства, какие-то важные воспоминания о родителях, хоть что-то, что делало её человеком. Те части прошлого, которые делали её живой.
У неё также была семья. Необычная, со своими пороками и недостатками. Многие бы и семьей их не назвали, но Наташе было приятно стать частью чего-то большего. Сначала это был ЩИТ, затем Мстители. Команда, которая тебя поддержит, которой можно было бы довериться. Но сложно это сделать, если ты не знаешь что это такое. Она притворялась частью команды, действительно помогая им и сражаясь плечом к плечу. Но как и предчувствовала, все покатилось по наклонной. Приходилось выбирать стороны, разрушать себя изнутри и заново подаваться в бега. И все они забывают о важной вещи - у шпионов нет сторон, они никогда не выбирают добро или зло. Они выбирают себя и только себя в первую очередь, потому что другие люди ненадежны. Но они были её друзьями, Стив и Тони. Люди, которые разорвали команду на части из-за разногласий, чуть было не потопивших весь мир. И её просят сделать выбор, как глупо...
Романова помогла каждому из них, попыталась хоть как-то закончить войну. Но упрямство не лечится за один день, и если люди не хотят использовать данный им шанс - они обречены страдать и дальше. О чем она действительно страдала, так это о решении ввязать в это Т`Чаллу, принца (а теперь и короля) из далеких стран, который по очевидным причинам не обязан ввязываться в проблемы любого народа кроме собственного. Он хотел мести, хотел что-то доказать самому себе. И ему выпал шанс осуществить обе мечты. Пусть король и не сразу нашел виновника развала, но он получил желаемое. С её помощью или без.
Решение посетить Ваканду казалось рискованным, в свете последних событий. Но Наталья знала, что новый король довольно тепло отнесся к Стивену, даже после всего произошедшего. Он также принял и Барнса, который так отчаянно желал вернуть свою прежнюю жизнь. В глубине души она желала мирной жизни для Джеймса, пусть и воспоминания о нем были расплывчатыми и неточными. Возможно это и стало причиной её приезда, частично. Роджерсу тоже было важно узнать о друге, ведь ближе него у капитана никого не осталось. А Наташа не могла позволить единственному другу страдать из-за невозможности подобных визитов. Он не мог разорваться на несколько частей, чтобы помогать людям и Барнсу, при этом не раскрыв себя и свое местоположение. В отличии от него, Романова могла такое провернуть. Большой опыт и связи почти по всему миру могли творить чудеса, где-то если ты достаточно сильно надавишь на человека. Маленькие паутинки, за которые дергаешь, чтобы получить желаемое. Это требует времени, жертв и невероятного мастерства. Но даже она рисковала, прилетая сюда в открытую. Ей как-то показалось, что явиться в Ваканду в своем обычном стиле будет слишком уж нагло, так как ТЧалла не воспринимал её больше как друга. И он ошибался, Наталья очень уважительно относилась к нему и его стране.
Что-то было в этих землях, что заставляло вернуться к прошлому, вспомнить о своих корнях. И естественно её тянуло к осколку прошлого, где могли таиться совсем забытые и малоизученные корни. Здесь такому не позволяют случиться, народ уважает своих предков, свои достоинства и недостатки, пусть со вторым у всех бывают трудности. Ей здесь нравилось, пусть ощущения были скорее смешанными. Вот она здесь, на чужой земле, принадлежащей человеку, которому та не позволила свершить правосудие без суда и следствия. Двоякие чувства возникали из-за этого. Нат понимала, что по сравнению с её прошлыми грехами этот был мизерным и малозначущим, но попробуй объяснить это знати. Человеку, который был не так хорошо знаком с кровавыми убийствами и настоящим злом. Романова видела настоящее зло. На самом деле она видит его по сей день, каждое утро в зеркале.
Отдаленный ритм барабанов в какой-то момент слился со стуком собственного сердца. От разговора с Барнсом на душе было очень тяжело, так как вся важная информация была фрагментирована. Они оба остались без ответов, жизненно важных для обоих. И теперь придется столкнуться с королем, она это чувствовала. Так будет правильно, пусть и не очень приятно для обеих сторон. Деревня была немного позади, Наташа задумчиво всматривалась в природу окружающего её места, в эту безмятежную жизнь вдали от всех войн и противостояний. Настоящий рай, где хочется остаться. Забыть за все, за грехи прошлого и беды будущего, без них останется лишь простой человек, несломленный и свободный, по-настоящему свободный ото всех цепей.
После недолгих размышлений о жизни, которой у неё никогда не было и не будет, Наталья все же услышала шаги за своей спиной. То ли дело во многолетнем опыте, то ли аура у него такая, но Романова сразу поняла, кто стоял позади неё. А знакомый голос и вовсе развеял все сомнения.
- Ожидала удобного случая, Ваше величество, - учтиво ответила девушка, повернувшись к своему собеседнику. В его тоне читалась все та же обида, но пока с ней ничего не поделаешь, - Думаю, у вас проблемы были поважнее моего скромного прибытия. Я прилетела навестить друга и возможно решить с вами кое-какие проблемы,  - делая акцент на проблемах, Наташа имела ввиду последнюю встречу и её итоги. Как объяснить человеку с таким воспитанием, что кроме черного и белого есть серая область, где ты сам определяешь что правильно, а что нет. И грань такая тонкая, что другие её попросту могут не заметить поначалу. Хотя, возможно после встречи с Барнсом и более близкого знакомства со Стивом, теперь-то он сможет понять причины такого "вероломного предательства".

Отредактировано Natalia Romanova (2018-03-17 21:16:13)

+1


Вы здесь » Dreamcross » внутрифандомные эпизоды » loyalty issues


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC